Восточная победа СССР

После ликвидации германского нацизма, стержня фашистской оси, решение союзников антигитлеровской коалиции об уничтожении мирового фашизма ещё не было выполнено. На Дальнем Востоке по-прежнему свирепствовали орды японских милитаристов. Под их жестоким игом стонало мирное население нашего великого восточного соседа и союзника Китая.

Все годы тяжелейшей войны России с гитлеризмом, несмотря на заключённый пакт о ненападении, Япония держала у советских границ огромные вооружённые силы, включающие до 52 расчётных дивизий, до 29 авиационных дивизий, до 6 дивизий и бригад противовоздушной обороны. Общая численность сконцентрированных у наших границ японских военнослужащих превышала один миллион человек.

Из опубликованных совершенно секретных стенограмм японского правительства и Имперской Ставки известно, — Япония, аналогично Германии, не собиралась соблюдать положения пакта о ненападении. Второго июля 1941 года, Японией было решено немедленно вступить в войну с СССР, если немецкое наступление на восточном направлении будет развиваться успешно. критерием успеха должно было стать падение Москвы.

После остужающего душа Московской битвы Япония готова была выступить против нашей страны весной-летом 1942 года. Естественно, при таких условиях и будучи связанной с Германией договором о совместных военных действиях, наша восточная соседка не стеснялась устраивать острые провокации против Советского Союза, как своего потенциального врага.

Только за 1944 год её вооружённые силы сто сорок четыре раза нарушили границу СССР, 39 раз обстреливали советскую территорию из всех видов вооружений, останавливали и топили корабли перевозившие помощь по ленд-лизу. Япония во всё время Великой Отечественной войны не являлась и не рассматривалась Россией, как дружелюбный сосед, соблюдающий подписанный пакт о мирном сосуществовании.

Но советское руководство демонстрировало чудеса выдержки и терпения, хоть Сталин, в беседе с Гарриманом личным представителем президента Рузвельта прямо заявил, что не Боится войны с Японией. После наступления коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны Советского Союза, крайне агрессивная политика немецкого союзника на восточных границах СССР вынудила Сталина намекнуть в Тегеране, что Советский Союз после победы над Германией не отказывается от оказания помощи англосаксонским союзникам в их войне с Японией. Этот намёк немедленно был преподнесён Черчиллем и Рузвельтом, как твёрдое заявление Сталина вступить в войну с Японией после его победы над Германией.

Действительно, завершив войну с Германией Советское правительство пришло к выводу, что необходимо окончательно разрешить и застарелые дальневосточные проблемы, обеспечив не только обещанную помощь своим горе союзникам, но и твёрдое решение вопроса возврата России исконных территорий отторгнутых у неё в трудный момент русской истории.

В отличие от широко используемого «демократическими» империями и «демократичными» диктаторскими правительствами свободного Запада вероломных нападений, Советское правительство вечером 8 августа 1945 года, своевременно, как того требуют правила международного общения, через посла в Москве сделало японскому правительству заявление:

«После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии Япония оказалась единственной великой державой, которая все ещё стоит за продолжение войны.

Требование трёх держав — Соединённых Штатов Америки, Великобритании и Китая от 26 июля сего года о безоговорочной капитуляции японских вооружённых сил было отклонено Японией. Тем самым предложение Японского Правительства Советскому Союзу о посредничестве в войне на Дальнем Востоке теряет всякую почву».

В заявлении указывалось, что СССР присоединился к Потсдамской декларации и принял предложение союзников об участии в войне против японских агрессоров. Говорилось: «Советское Правительство считает, что такая его политика является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий и дать возможность японскому народу избавиться от тех опасностей и разрушений, которые были пережиты Германией после её отказа от безоговорочной капитуляции.

Ввиду изложенного Советское Правительство заявляет, что с завтрашнего дня, то есть с 9-го августа, Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией».

Заявление СССР повергло в крайнее уныние и растерянность правящие круги Японии. Именно поэтому японское руководство утром 9 августа приняло принципиальное решение о капитуляции. Премьер-министр Японии адмирал Судзуки на экстренном заседании Высшего Совета по руководству войной откровенно заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны». О потере всякой надежды на победу в войне заявил на этом же заседании и министр иностранных дел Того: «Война становится все более безнадёжной. Настоящая ситуация настолько критическая, что исключает всякую надежду на победу, и поэтому мы должны немедленно принять Потсдамские условия…».

Япония, располагающая пятимиллионной сухопутной армией, от капитуляции отказалась. Её самая крупная Квантунская армия превышала по численности 1 млн. человек в Северо-Восточном Китае на границе с СССР. Кроме того, под японской оккупацией находились Таиланд, Индокитай, Малайзия, большая часть Индонезии, Кореи, большие территории Китая.

Объединённые англо-американские штабы считали, война с Японией потребует более полутора  лет. Вступления СССР в войну на стороне союзников по антигитлеровской коалиции добивались президенты Рузвельт, Трумэн  и премьер министр Черчилль.

В августе 1945 года Советская Армия разгромила основные японские сухопутные силы. Войска, о которых Рузвельт сказал: «Именно сухопутные силы являются силами победы». Таких сил практически не имели ни американцы, ни англичане. Никакими авиационными налётами и бомбёжками невозможно одержать победу, тем более над такой великой державой, как Япония. Победа приходит только тогда, когда солдатский сапог встал на землю побеждённой страны, а не когда этот сапог пролетает над врагами на распростёртых крыльях со скоростью в сотни миль в час, как желают представить сегодня некоторые мечтатели в США.

12 августа 1945 года в письме за № 360 президенту Трумэну Сталин разрешил назначить генерала армии Дугласа Макартура Верховным Главнокомандующим союзных войск для принятия, координации и проведения общей капитуляции японских вооружённых сил.

Основные боевые действия Красной Армии на континенте продолжались 12 дней, по 20 августа 1945 года, когда была полностью разгромлена миллионная Квантунская армия, потерявшая убитыми 84 тысячи военнослужащих, и около 600 тысяч из её бойцов было взято в плен.

2 сентября 1945 года Япония подписала  в Токио Акт о безоговорочной капитуляции перед Красной Армией. В тот же день Акт о капитуляции Японии был подписан и на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе.

Подписавшего по уполномочию Верховного Главнокомандующего Советскими Вооружёнными Силами Сталина Акт генерал-лейтенанта К. Н. Деревянко сопровождали генерал-майор авиации Н. Ф. Воронов и контр-адмирал А. М. Стеценко. За генералом Деревянко поставили свои подписи представители Австралии, Канады, Франции, Голландии и Новой Зеландии.

Боевые действия на островах полностью прекратились 5 сентября. Безвозвратные потери Советской армии составили 12 тысяч человек. И эти тысячи российских жизней нужно умножить на горе тех тысяч оставшихся без отцов детей, на безутешные слёзы вдов, стариков родителей, которые несли в себе чувство сиротства до конца своих дней.

Советские войска заняли Маньчжурию, Восточный Китай. Славные победы советского народа в Великой Отечественной войне неразрывно связаны с именем Сталина. В его выступлениях и приказах за годы войны, составивших книгу «О Великой Отечественной войне Советского Союза», изданную в 1944 году, советская военная наука получила дальнейшее развитие, обобщён опыт деятельности Советского государства в условиях войны. Особо выделено великое значение дружбы народов Советского Союза, советского патриотизма, морально-политического единства наших людей. Это отмечено и бывшими врагами и сомневавшимися в успехе Красной Армии союзниками.

Сегодня, в дни великого юбилея, мы, дети Кутузова внуки Суворова, запуганно молчим о заслугах великого советского Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина. Думаю, что в эти дни мы, потомки наших славных родителей, вправе вспомнить заслуги  ныне неизвестного Верховного Главнокомандующего. В. М. Молотов, который лучше других мог оценить вклад Сталина в дело укрепления страны не пошёл на поводу хрущёвцев после смерти вождя. Честно и без напыщенности оценивая его деятельность сказал:

— Он много сделал, а это главное. В тех условиях никто бы не смог лучше, чем Сталин – не только в войну – и до войны, и после войны.

Действительный член Академии исторических наук Ю. И. Грачёв

Сайт размещается на хостинге Спринтхост